2. Странный выбор

кандидатуры командира «Союза-19».

 

 

Согласно официальной программе ЭПАС «Союз-19» должен был провести две стыковки с «Аполлоном». В этих стыковках активная роль отводилась «Аполлону». Но, очевидно, что и умелые действия экипажа «Союза-19» должны были способствовать успеху стыковок.

 

В каждом полёте космонавты что-то делают впервые. Но когда речь идёт о первом международном полёте огромного политического значения, то количество этих «впервые» должно быть минимально. Стыковку всегда выполняет командир экипажа. Отсюда наш интерес к практическому опыту А. Леонова, назначенному командиром «Союза-19». Командир «Союза-19», по мнению автора, должен был вынести из своих предыдущих полётов следующий практический опыт:

а) опыт командования космическим кораблём;

б) опыт изменения параметров орбиты корабля;

в) опыт сближения с другим кораблём;

г) опыт стыковки с другим кораблём;

д) опыт полёта на «Союзах», а лучше – на «Союзе-М»;

ж) опыт участия в генеральной репетиции советской части ЭПАС (конечно, в качестве командира!)

Такая генеральная репетиция прошла на орбите в декабре 1974 года, во время 8-дневного полёта корабля «Союза-16»/ «Союз-М». Ни А. Леонов, ни его бортинженер В. Кубасов в этой репетиции не участвовали;

з) опыт многодневных полётов на орбите, поскольку полёт «Союза-19» планировался на 6 суток;

е) и, наконец, последний его космический полёт должен быть достаточно недавним, чтобы командир «Союза-19» имел свежие практические навыки работы непосредственно в космосе и на современной космической технике.

Ни одному из восьми вышеперечисленных условий к июлю 1975 года космонавт А. Леонов не отвечал!

 

А. Леонов летал в качестве второго пилота в 1965 году в течение суток на корабле «Восход-2». Этот корабль летал в одиночестве.

Задолго до 1975 года корабль «Восход» безнадёжно устарел. С 1968 года советские космонавты летали только на «Союзах», предназначенных для совместных полетов, имевших стыковочный узел и шлюз для выхода в открытый космос, солнечные батареи, в общем, имевших кардинальное отличие от кораблей предыдущей серии. После своего первого полёта Леонов 10 лет вообще в космосе не был. Соответственно, не было у Леонова и опыта полетов на новых «Союзах». В генеральной репетиции советской части ЭПАС (полёт «Союз-16»/»Союз-М») он тоже не участвовал.

Получается, что на генеральной репетиции нового спектакля главную роль играет А. Филипченко и играет на «отлично». Однако на премьере спектакля А. Филипченко в добром здравии отправляют за кулисы, а главную роль поручают А. Леонову, который и в генеральной репетиции не участвовал, и вообще выступал на сцене 10 лет назад и в совершенно другом спектакле.

 

 

Какой практический опыт имели другие космонавты накануне ЭПАС?

 

 

Но, может быть, среди других членов отряда космонавтов, вообще мало кто отвечал сформулированным требованиям? Пусть не полностью, но хотя бы отчасти. Ничего подобного! В этом убеждает приведённая ниже таблица 1. В ней приведена выборка части полётов советских космонавтов, осуществлённых до полёта ЭПАС, сделанная из «Хроники пилотируемых полетов» [1].

В таблице1 указаны 11 полётов советских космонавтов, хотя к июлю 1975 года наши космонавты осуществили 26 полётов в космос. Из этих 26 полётов в выборку не включены полёты №№1-7, как совершённые на кораблях первого поколения «Восток» и «Восход», поскольку советская часть ЭПАС базировалась на использовании корабля «Союз-М», созданного на базе корабля «Союз». Исключение сделано для полёта «Восхода-2», прошедшего с участием А. Леонова. Не включены трагически закончившиеся полёты на «Союзе-1» и «Союзе-11».

 

Из успешных полётов на «Союзах» в выборку включены лишь те, в которых отрабатывались элементы сближения космических кораблей и их стыковки. Потому что именно сближение и стыковка «Союза – 19» и «Аполлона» были «гвоздём» официального проекта ЭПАС.

 

Таблица 1. Список некоторых полётов советских космонавтов за период  март 1965 –  декабрь 1974 г.г.

 

Порядковый номер полёта по советской программе.

Даты полета

Длит. полета в корабле (сут.)

Экипаж

(выделен командир)

Корабль

Примечания

8

18-19.03.1965

1

П. Беляев, А. Леонов

«Восход-2»

Выход А. Леонова в открытый космос

10

26-30.10.1968

4

Г. Береговой

«Союз-3»

Сближение с беспилотным кораблем «Союз – 2»

11

14-17.01.1969

3

В. Шаталов

«Союз-4»

Стыковка  с пилотируемым кораблём «Союз - 5»

12

15-18.01.1969

3

Б. Волынов,

А. Елисеев, Е. Хрунов

«Союз-5»

Стыковка  с пилотируемым кораблем «Союз - 4».

На 35-м витке космонавты Хрунов и Елисеев вышли в открытый космос из корабля «Союз-5» и перешли в корабль «Союз-4».

13

11-16.10.1969

5

Г. Шонин, В. Кубасов

«Союз-6»

Сближение с кораблём. Групповой полёт «Союзов №№6, 7 и 8»

14

12-17.10.1969

5

А. Филипченко
В. Волков, В. Горбатко

«Союз-7»

Сближение с кораблём. Групповой полёт «Союзов №№6, 7 и 8»

15

13-18.10.1969

5

В. Шаталов, А. Елисеев

«Союз-8»

Сближение с кораблём. Групповой полёт «Союзов №№6, 7 и 8»

17

23-25.04.1971

2

В. Шаталов, А. Елисеев
Н. Рукавишников

«Союз-10»

Отработка системы стыковки  корабля «Союз» и станции "Салют"

21

3-19.07.1974

16, включая

посещение

станции

П. Попович,

Ю. Артюхин

«Союз-14» -

«Салют-3»

Стыковка «Союза-14» и станции «Салют-3»

23

2-8.12.1974

6

А Филипченко
Н. Рукавишников

«Союз-16»

(«Союз-М»)

Генеральная репетиция советской части ЭПАС – пилотируемое испытание корабля «Союз-М»

24

11.01-9.02.1975

посещение

станции

А. Губарев, Г. Гречко

«Союз-17» -

«Салют-4»

Стыковка пилотируемого корабля и станции «Салют-4»

 

Включая повторные полёты некоторых космонавтов, до января 1975 года 23 советских космонавта летали на «Союзах». Из них А.Филипченко и Н. Рукавишников  летали не только на обычном «Союзе», но и на специализированном «Союзе-М», созданном специально для ЭПАСа. Искусством маневрирования в космосе и сближения с другим кораблём (или стацией) овладели 8 командиров кораблей (из них В. Шаталов – трижды). Стыковку кораблей осуществили 3 командира.  Минимальный полётный стаж при полёте именно в корабле имел командир Б. Волынов (3 суток, меньше – только у Леонова!), максимальный – командир А. Филипченко (11 суток).

Особо следует выделить экипаж «Союза-16/Союза-М» - А. Филипченко (командир) и Н. Рукавишников (бортинженер). Этот полёт явился единственной генеральной репетицией в космосе советской части официальной программы ЭПАС.

Очень проигрывает в сравнении с другими космонавтами второй пилот «Восхода - 2» А. Леонов по части практического опыта, необходимого для осуществления совместного полёта «Союз-Аполлон».

 

            Видимо, не только у автора данной статьи назначение А. Леонова командиром «Союза-19» вызвало вопросы. 15 июля 2005 года по случаю 30-летия ЭПАСа  корреспондент газеты «Известия» задал космонавту такой вопрос [2]:

«В отряде космонавтов было много сильных специалистов. Почему задание, где на карту было поставлено слишком многое, поручили именно Вам?».

Вот что ответил А. Леонов:

«Думаю, искали космонавта, который чаще других оказывался в критических ситуациях. Тогда я был единственным, кто побывал в открытом космосе и сумел выбраться из нештатной ситуации. Несколько раз проходил подготовку командира на станциях, которые не выходили на орбиту, но об этом, естественно, не сообщали».

            Утверждение А. Леонова «Тогда я был единственным, кто побывал в открытом космосе» воспринимается, как некий провал в его памяти. Потому что за 6 лет до ЭПАСа в январе 1969 года космонавты Хрунов и Елисеев вышли в открытый космос из корабля «Союз-5» и перешли в корабль «Союз-4». Это был первый в мире переход из корабля в корабль через открытый космос.

            Но главное даже не это. Главное в том, что опыт выхода в космос не имеет никакого отношения к официальной программе ЭПАС. В ней не предусматривался выход в открытый космос. Это всё равно, как придти на баскетбольный матч и заявить: «Возьмите и меня, я в футбол играть умею!»

 

            Поскольку сам А. Леонов главным основанием своего назначения командиром «Союза-19» называет именно выход в открытый космос, то мы рассмотрим этот выход подробнее. При этом учтём, что 12 июля 2005 года «Известиям» отвечал не простой космонавт, а кандидат технических наук. 16 марта 1981 г. А. Леонов защитил диссертацию на эту учёную степень (http://tass.ru/info/1225266). Так мы и будем кратко его величать – «космонавт – ктн» или просто - КТН.

Космонавт, даже если он – ктн, не может знать всё. Но как меняется давление земной атмосферы с изменением высоты, он знать должен. Однако наш КТН, как мы увидим, этого не знает. А ведь одно дело, когда Вы слушаете рассказ из уст грамотного человека, и другое…

 

Удивительные «проколы» космонавта – ктн'а.

 

             Свой рассказ о выходе в открытый космос А. Леонов повторял уже неоднократно [2 - 7]. Но, поскольку недостоверная информация узнаётся обычно через детали, то автор искал наиболее подробное интервью А. Леонова и нашёл его в источнике [5]. Вот что рассказывает здесь «космонавт  - ктн» (выделения – автора данной статьи):

            «На Земле мы проводили испытания в барокамере при вакууме, соответствующем высоте 60 км. В реальности, когда я вышел в открытый космос, получилось немного по-другому. Давление в скафандре – около 600 мм (имеется в виду единица «мм.рт.ст.» - А.П.), а снаружи – 9. Такие условия на Земле смоделировать было невозможно.

            В этом коротком отрезке КТН продемонстрировал сразу три довольно грубых ошибки (в просторечии – ляпы!)

 

Ляп №1. Корабль «Восход-2» вышел на орбиту с перигеем (низшая точка) в 167 км и апогеем (высшая точка) в 497 км. Автору не удалось найти упоминание, на какой именно высоте А. Леонов совершил свой выход. Предположим, что он сделал это на минимальной высоте – 167 км (при этом Леонову достанется уменьшенная доля критики).

По утверждению А. Леонова снаружи корабля было давление 9 мм.рт.ст. Между тем такое давление реализуется уже на высоте в 30 км (таблица 2). На этой высоте никогда не проходят орбиты космических кораблей. Любой аппарат, летящий с первой космической скоростью (8км/с) на такой высоте, за считанные секунды просто остановится и разрушится на горящие осколки от сопротивления набегающего потока воздуха.

 

Таблица 2. Изменение давления атмосферного воздуха в зависимости от высоты.

http://epizodyspace.ru/bibl/meteo-i-gidro/1957/8-13.gif

 

Высота, км

0

6

12

18

24

30

36

42

48

54

60

66

72

78

Давление, мм. рт. ст.

757

358

149

58

23

9,2

3,9

1,8

0,83

0,36

0,17

0,07

0,03

0,01

 

Давление остатков воздуха на высотах более 100 км так мало, что его, как правило, уже и в таблицах не отображают. Его рассчитывают, например, с помощью онлайн калькулятора http://planetcalc.ru/938/. Но для высоты в 176 км даже  указанный он-лайн калькулятор бессилен - он показывает голый нуль, но никак не 9 мм.рт.ст. Таким образом, «космонавт – ктн» не знает, как меняется давление воздуха с высотой.

 

Ляп №2. Вызывает удивление и утверждение А.Леонова о том, что давление 9 мм.рт.ст «на Земле смоделировать невозможно». В сотнях учебных лабораторий советских технических вузов студенты десятилетиями широко применяли простейшие, так называемые форвакуумные насосы. Они обеспечивают в 1000 – 10000 раз лучшее разрежение.

 

Ляп №3. «На Земле мы проводили испытания (скафандра) при вакууме, соответствующем высоте 60 км. Когда же я вышел в открытый космос, получилось немного по-другому» [5]. Здесь «космонавт – ктн'а» дважды демонстрирует свою некомпетеность.

Во-первых, рабочее давление в скафандре определено его создателями в 600 мм. рт. ст., тогда как на высоте 60 км атмосферное давление равно 0,17 мм. рт. ст. Следовательно, при испытании скафандра разность внутреннего и наружного давлений составляло 599,83 мм. рт. ст. А в открытом космосе давление практически нулевое, то есть там разностное давление составляет те же 600 мм. рт. ст. Относительное различие между числами 600 и 599,83 составляет 0,17/600 = 1/30000. Различие в 1/30000 говорит о том, что испытания скафандра в барокамере проведены вполне адекватно реальной обстановке на орбите.

Во-вторых, скафандр у А. Леонова ни при каких обстоятельствах раздуться не мог. Может ли футбольный мяч раздуться, если его перекачать? Нет! Стать больше по размеру ему не позволит размер покрышки. Накачивайте его сколько угодно, он не изменит свой размер, пока не лопнет по швам покрышка.

 

А теперь предоставим слово разработчикам космических скафандров. Недавно они высказались на эту тему в газете «Аргументы Недели» в №39(581) за 5-е октября 2017 года [11]. Скафандр «Беркут» создавался на предприятии «Звезда». Вот что рассказывают его сегодняшние руководители и сотрудники (илл.1):

 

Илл.1. Создатели космических скафандров:

(слева направо) - ведущий конструктор Исаак Абрамов, генеральный конструктор НПП «Звезда» профессор Гай Северин, первый заместитель генерального конструктора Виталий Сверщек (АН, №39/581)

http://argumenti.ru/templinks/md5files/af00f431d2d136e4fd21ec4a46498def.pdf

 

            (Вопрос «АН»): Как так получилось, что скафандр Леонова раздуло и Алексей Архипович, лишь испытав чудовищное напряжение, вернулся на борт корабля?».

            (Ответ): Вопреки инструкциям, он вошёл в шлюзовую камеру головой вперёд. А потом, с трудом перевернувшись в мягкой шлюзовой камере (была бы жёсткая конструкция, космонавт был бы обречён), сумел за собой закрыть люк – скафандр тут не причём, конструкция отработала штатно. Скафандр, как футбольный мячик, не может раздуться больше, чем заложено конструкцией».

 

            Здесь будет уместно процитировать строки из письма читателя, обратившего внимание автора на цитируемую газету и давшего рассказам Леонова свою собственную оценку:

 «А это всё значит (о чем естественно в статье ни слова), что Леонов просто обманул общественность рассказом про раздутый скафандр. Конечно, это бросило тень на разработчиков, но зато выставило Леонова героем и суперменом».

Волнение и ошибки космонавта в экстраординарной ситуации можно понять. Но нельзя оправдать перекладывание ответственности за свои ошибки на других людей.

 

Вернёмся к рассказам А. Леонова [5]:

«В космическом вакууме скафандр так раздулся, что я не мог втиснуться в люк шлюза. Советоваться с Землей было некогда. Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь. И тут я, нарушая все инструкции и не сообщая на Землю, перехожу на давление 0,27 атмосфер. После этого все «село» на свои места».

Итак, с Землей А. Леонову советоваться «некогда». Своего командира Павла Беляева наш герой считает бесполезным. Служебные инструкции А. Леонову – тоже не указ! Зато собственное местоимение «я» выпирает очень явно.

 

Влезая в корабль, Леонов чуть не взорвал весь корабль вместе с собой и с командиром. Вот что рассказывает он сам [5]:

            «Но самое страшное было, когда я вернулся в корабль, — начало расти парциальное давление кислорода в кабине, которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Но ведь это гремучий газ,  Малейшая искра — и взрыв. Семь часов сидели в оцепенении, а потом заснули… видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува. Потом давление стало падать». Но этот вспеск самокритики для А. Леонова не типичен.

 

В интервью «Российской газете» от 15 июля 2015 года А. Леонов о ЧП с кислородом рассказал в ином ключе [7]:

 «До сих пор точно неизвестно, откуда шло это повышение. Если от вибрации там что-то отошло, то мог пойти кислород в корабль. Но, видно, специалисты скрыли».

А как же тот шланг, которым Леонов задел за тумблер? Неужели забыт? Впрочем, так для Леонова удобнее. Кто-то неправильно испытал скафандр. Другие что-то скрыли! Командир Павел Беляев бесполезен. Тем весомее выглядит наш герой.

А как же тот шланг, которым Леонов задел за тумблер? Неужели забыт? Впрочем, так для Леонова удобнее: разработчики якобы подсунули «неправильно испытанный» скафандр, специалисты со своей стороны что-то «скрыли», а командир корабля П. Беляев «ничем не мог помочь». Зато посмотрите, как выделяется на этом фоне сам А. Леонов – «И тут я, нарушая все инструкции…»!

 

А. Леонов говорил о своём назначении [5]: «Искали космонавта, который чаще других оказывался в критических ситуациях».  Из каких же ещё ситуаций выпутывался А. Леонов, кроме как из чуть не загубленного им выхода в открытый космос и им же созданного гремучего газа в корабле?

Были во время полёта «Восхода-2» и другие трудности. Но «выпутывался» из них не А. Леонов. Например, пришлось осуществлять спуск корабля на Землю в ручном режиме. Корабль сел в зимней тайге далеко от заданного района. Но ведь управлял кораблём при спуске с орбиты командир корабля, то есть П. Беляев, а не второй  член экипажа!

 

Кроме того, приземление в зимней тайге всегда рассматривалось в ЦПК, как вполне вероятная нештатная ситуация. И на этот случай проводились тренировки космонавтов (илл.2). В ЦПК для этого существовал специальный отдел «средств аварийного спасения, приземления, поиска, эвакуации и подготовки космонавтов к действиям после вынужденной посадки в экстремальных условиях различных климатогеографических зон» [8].

 

 Илл.2. Космонавты на тренировке отрабатывают случай приземления корабля в зимнем лесу. Космонавтика в СССР. М., «Машиностроение, Планета», 1986, с.391

 

В истории советской космонавтики критических ситуаций было предостаточно. В том числе, и до того, как А. Леонов был назначен командиром «Союза-19». Напомним только два случая.

 

«18 января 1969 года при возвращении корабля "Союз-5" с космонавтом Борисом Волыновым не отделился приборно-агрегатный отсек, и спускаемый аппарат подставил раскалённому потоку плазмы свои незащищённые бока. Загорелась обшивка, в кабине появился дым. Надежды не оставалось, стенки неизбежно прогорят. И ничего нельзя предпринять. Преодолев страх, Борис начал упаковывать бортжурнал и наговаривать на магнитофон, что происходит. Может, когда пламя ворвётся в корабль, бесценная информация уцелеет. Жара в кабине становилась невыносимой. А он продолжал вести репортаж. В Центре управления полётами плакали, понимая всю безнадёжность ситуации. Вдруг приборно-агрегатный отсек оторвался. Опасность заживо сгореть миновала» [9].

            5 апреля 1975 года при запуске «Союза-18-1» не включилась последняя третья ступень, автоматически сработала система аварийного спасения, и корабль свалился в баллистический спуск. Космонавты испытали чудовищные 20-кратные перегрузки. Корабль приземлился в горах Рудного Алтая и завис на краю пропасти. Спас парашют, зацепившийся за что-то [10].

           

В общем, создаётся впечатление, что в истории с выходом А. Леонова в открытый космос раздулся вовсе не скафандр, а был чрезмерно раздут образ самого А. Леонова. А то, что А. Леонов своими действиями чуть не погубил и себя, и своего командира – об этом умалчивалось. Но со стороны советского руководства не дать Леонову Героя Советского Союза, конечно, было нельзя. Это означало бы признать, что первый выход в космос едва не провалился. Причём, не по вине техники. А это – позор не только космонавту, но и всей стране.

           

Что и говорить – странный выбор был сделан по части командира «Союза-19»! Может быть, дело в том, что и сам полёт ЭПАС был странный и вовсе не такой, каким его представили официально высшие руководители США и СССР и послушные им СМИ? Об этом – следующая глава.

 

Ссылки:

 

Интернет – ссылки проверены по состоянию на 13.11.2017

1. «Хроника пилотируемых полетов» http://www.zabor.com/space/astronauts/dates.html

2. Алексей Леонов: «После полета с американцами меня решили исключить из партии»  Интервью А. Леонова «Известиям», Сергей Лесков

15 июля 2005 года. http://izvestia.ru/news/304283

3. Новый Регион – Пермь.18.03.05 . 40 лет со дня приземления в пермской тайге космонавтов. http://newdaynews.ru/perm/19858.html

4. Сергей Лесков. 16 июля 2010.  «Союз» с «Аполлоном». http://www.izvestia.ru/news/363643:

5. Истории Время первых. Вот что Алексей Архипович вспоминает о своем первом полете. https://rep.ru/articles/1776-vremya-pervih-sudbi-i-tragedii-pervih-rossijskih-kosmonavtov-kotorie-pokorili-kosmos-no-ne-pokorili-zhizn/

6. 50 лет назад Алексей Леонов первым вышел в открытый космос. https://topwar.ru/71111-50-let-nazad-aleksey-leonov-pervym-vyshel-v-otkrytyy-kosmos.html

7. Российская газета. Союз с «Аполлоном». Только сейчас Алексей Леонов раскрыл американцам тайну исторического полета в космос. Текст: Наталия Ячменникова. https://rg.ru/2015/07/15/kosmos-site.html

8. Давыдов И.В.Триумф и трагедия советской космонавтики. Глазами испытателя. http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/davydov/text/35.htm

9. Энциклопедия «Космонавтика» под ред. Академика РАН Б.Е. Чертока. М., «Аванта», 2004, с.,с. 391-392

10. Почти случившиеся космические катастрофы. http://lozga.livejournal.com/83025.html

11. АРГУМЕНТЫ НЕДЕЛИ №39(581) 5 – 11 октября 2017 г. №39(581), четверг 5 октября 2017 года

Статья «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА», текст со стр.8. Иллюстрация со стр.9. http://argumenti.ru/templinks/md5files/af00f431d2d136e4fd21ec4a46498def.pdf