5. Апрель 1975: керосин для ракеты охладить до 8оС!

(первый подобный случай в истории космодрома Байконур).

 

28 лет спустя: рассказывает главный инженер Байконура

 

Генерал-майор-инженер в отставке В.Ф. Попов был в 70-е годы заместителем начальника космодрома Байконур и его главным инженером. Спустя 28 лет после ЭПАСа он рассказал очень интересную историю, опубликованную в двух источниках [1а, б]:

 

«Мало кто знает, что 15 июля 1975 года «Союз-19» мог и не подняться на орбитуВ связи с установкой новых приборов вес корабля значительно вырос. За три месяца до полета расчеты показали, что необходимо увеличить количество заправляемого в баки топлива.

Баки для жидкого кислорода позволяли решить проблему, а баки для керосина —  только в том случае, если керосин охладить до +8 градусов. В июле на Байконуре температура в тени достигает 34-38 градусов. Железнодорожные цистерны с керосином стояли под открытым небом.

За три месяца промышленность была не в состоянии спроектировать и построить необходимый охладитель. Поэтому командование космодрома поставило задачу охладить 180 тонн керосина (три цистерны). В течение двух недель охладитель* изготовили».

*Теплообменник, охлаждаемый жидким азотом – А.П.

            «В итоге керосин на старт подали с температурой +6°С., заправили топливные баки ракеты-носителя, т.е. задача была выполнена с солидным запасом, который составлял +2°С».

 

 «За три месяца до полета»! Посчитаем время назад:  15 июня – 1 месяц до старта, 15 мая  - 2 месяца, 15 апреля - 3 месяца. То есть, в апреле (точную дату приказа В.Ф. Попов не сообщает) начальнику космодрома сообщили о превышении массы корабля и поставили задачу на охлаждение керосина.

            Работая над этой главой и общаясь с коллегами, автор получил интересное письмо. Отрывок из него автор цитирует:

            «Как это могло получиться, что всего лишь за 3 месяца до старта стало известно о превышении расчетной массы? Такие расчеты делают гораздо - гораздо раньше, когда еще проектировали и испытывали ВСЕ новые узлы корабля «Союз-М». Под видом неожиданного увеличения массы корабля организаторы специальной части ЭПАСа протаскивали американскую видеоаппаратуру. Потому и получилась такая накладка со сроком 3 месяца - в «последний момент» оказалось превышение дополнительной массы только из - за американской видеоаппаратуры, не учтенной нигде в советской конструкторской документации. А изображать дело так, будто наши конструкторы посчитали вес «Союза-М» окончательно лишь за 3 месяца до старта - такого точно не бывает. Это я Вам, как конструктор, говорю».

 

Если бы практика охлаждения керосина использовалась на Байконуре до июля 1975 года, то не лишённый некоторого драматизма рассказ главного инженера Байконура В.Ф. Попова, звучащий как откровение некоей тайны, был бы, по меньшей мере, странен. А приказ космодрому срочно разрабатывать и изготавливать соответствующий охладитель был бы просто неуместен. Зачем нужно было разрабатывать охладитель, если бы операция охлаждения керосина применялась бы на Байконуре до 1975 года? Необходимый охладитель просто имелся бы на космодроме, что называется «под рукой».

 

            Прошло 10 лет после июля 1975-го и охлаждение керосина перед стартом стало довольно обычной операцией. Например, оно применялось при запусках ракет «Зенит». Первый успешный запуск такой ракеты состоялся 22 октября 1985 года с того же космодрома «Байконур». А вот в 1975 году задание на охлаждение керосина было для руководителей космодрома «в диковинку». Потому и появился цитируемый рассказ главного инженера космодрома. А он - то уж знал, какие ракеты и на каком топливе запускаются с Байконура.

            Есть и документальное признание того, что операция заливки баков ракеты охлаждённым керосином была для того времени технологической новинкой. Работа получила высокую оценку от самого министра обороны - «Данная работа была высоко оценена как ценное рационализаторское предложение, и министр обороны выплатил автору вознаграждение в размере 1500 руб., что в несколько раз превышало его месячное денежное содержание» [1б].

 

На сколько килограммов потяжелел «Союз-19»?

 

Плотность керосина при охлаждении от 36оС до 6оС возрастает на 3% [2].  Соответственно на 3% увеличилась и масса керосина при заправке баков ракеты для «Союза-19».

А что это дало  для увеличения полезной нагрузки? Это просто оценить. Одна ракета выводит на орбиту один корабль. Две ракеты заправляются ровно в два раза большим количеством керосина и выводят на орбиту два корабля «Союз». То есть удвоение массы общей заправки удваивает массу полезного выводимого груза. Тогда, увеличение заправки керосина одной ракеты на 3% увеличит массу выводимого груза тоже на 3%. Штатная масса корабля «Союз», запускаемая на орбиту ракетой  11А511У равна 6,8т. Такую массу и запланировали разработчики для «Союза-М» (глава 1) 3% от этой массы составляет 0,2т или 200кг. Вот на сколько килограммов должен был потяжелеть «Союз-19».

Примечание. Проведённый А. Булатовым точный расчёт с применением формулы Циолковского и численного моделирования дал те же результаты.

Итак, стараниями В.Ф. Попова и вверенных ему служб космодрома грузоподъёмность ракеты возросла на 200 кг. А теперь посмотрите в конце предыдущей главы, каков примерный вес тогдашнего передового (конечно, американского) видеопроигрывателя? Те же 200 кг! Любопытное совпадение!

 

Почему об утяжелении корабля до сих пор молчат его разработчики?

 

За разработку корабля отвечало ОКБ-1 (В 1975 году - Генеральный конструктор В.П. Глушко). За разработку ракеты – то же самое ОКБ-1 плюс ЦСКБ «Прогресс». То есть, и ракета, и корабль создавались под единым научно-техническим руководством. Поэтому значение максимально допустимой массы корабля было точно согласовано с мощностью ракеты и в проектах, и на практике.

Ни в одной публикации по истории советской части ЭПАС, исключая интервью В.Ф. Попова, нет ни слова об апрельском увеличении массы корабля и об его следствии - задании на охлаждение керосина.

Ни слова не говорится об охлаждении керосина и в весьма объёмной советской официозной книге «Союз и Аполлон», изданной в 1976 году [3]. Допустим, что в 1976 году разработчикам помешала об этом написать советская секретность. Всё-таки перед заправкой ракеты применена новая технологическая операция.

 Но вот через 20 лет после ЭПАСа в 1996 году вышло специальное юбилейное издание РКК «Энергия» [4].  Очень многие участники ЭПАСа на этот момент ещё живы и работают в том же самом ОКБ, только сменившем название на «Энергию», Советского Союза вот уже пять лет, как нет, и в моду вошло раскрывать советские секреты. Но и в юбилейном издании [4] нет упоминания о переизбытке массы корабля или об охлаждении керосина, заливаемого в ракету «Союз».

Прошло 27 лет, и вышли очень подробные воспоминания ответственного участника советской части ЭПАСа [5].  Охлаждённым керосином в них опять и не пахнет!

Только через 28 лет главный инженер космодрома решил рассказать нам про охлаждение керосина жарким июльским днём 1975 года. Между прочим, военный человек, генерал-майор в отставке. Приучен всей своей службой держать язык за зубами, когда дело касается служебной тайны. Но и он понимает, что за 28 лет секретность спецзадания «Керосин» быльём поросла.

А разработчики всё молчат. Отсюда напрашивается вывод: Не знали разработчики о том, что созданный ими «Союз-19» будет стартовать 15 июля 1975 года с каким-то дополнительным грузом с примерной массой 200кг.

 

Легенда прикрытия спецзадания:

«За три месяца промышленность не в состоянии построить охладитель»

 

«За три месяца промышленность была не в состоянии построить необходимый охладитель». Конечно, в компетенцию В.Ф. Попова не входило знать  возможности космической промышленности. Скорее всего, он повторяет слова тех, кто давал приказ на охлаждение керосина именно космодрому в лице его начальника.  

На самом деле, космическая промышленность в СССР находились на высочайшем уровне технического оснащения. Неужели она за три месяца не справилась бы с заданием, для которого службам космодрома потребовалось всего две недели? С чего бы вдруг такое недоверие?

По мнению автора, дело тут в том, что космическая промышленность не должна была знать о задании на охлаждение керосина. Только по самому факту создания такого охладителя грамотные люди поймут, что затевается увеличение грузоподъёмности ракеты и соответственно массы полезной нагрузки, то есть корабля. Так что разговоры о неспособности промышленности быстро создать охладитель – это, скорее всего, ловко придуманная легенда прикрытия. Значит, главные разработчики и корабля, и ракеты не должны были знать о запланированном кем-то увеличении массы корабля. 

Минимум посвящённых – это азбука секретности. О задаче охлаждения керосина знали начальник космодрома, получивший приказ, и ответственный исполнитель приказа В.Ф. Попов.  Идея теплообменника очевидна. Нужные специалисты на космодроме есть. И производственные мощности есть, на которых изготовить теплообменник – не проблема. Знали об охлаждении керосина ещё военнослужащие космодрома, которые непосредственно работали с теплообменником, охлаждали керосин, везли его на старт и заливали в ракету. Но ведь они были обязаны соблюдать режим секретности. Приказы не обсуждают, а выполняют!

 

Действительно, меры сокрытия были приняты и на самом космодроме. «Керосин охлаждался не на стартовой площадке, а непосредственно на складе начальника тыла космодрома Байконур» [1]. Разработчикам нечего делать на этих складах. На космодроме действовал, по свидетельству ветеранов, очень жёсткий пропускной режим. Когда же ракета будет стоять на старте, то она будет вся в инее от стекающих струй холодного воздуха, охлаждённого от баков с жидким кислородом (температура жидкого кислорода равна примерно -180°С). Кто из непосвящённых догадается, что в жаркий летний день в керосиновые баки залит охлаждённый керосин?

 

Итак, в день старта «Союза-19», 15 июля 1975 года, ракета была готова вывести на орбиту потяжелевший 7-тонный корабль.  Значит, и нам пора на старт!

 

Ссылки:

Интернет - ссылки проверены по состоянию на 15.1.2018

1а.  “Учительской газета”, ««Союз-Аполлон»  —  перипетии старта»   http://www.ug.ru/archive/929 , 8 июля 2003 года

1б. Эта же история опубликована в журнале «Воздушно – космическая оборона» №5(12) за 2003 год

2. К расчёту плотности керосина http://www.petrolmarket.ru/1.htm 

3.  «Союз и Аполлон». Сборник статей под редакцией технического руководителя проекта «ЭПАС» с советской стороны Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий, члена-корреспондента АН СССР К. Д. Бушуева, ИПЛ («Политиздат»), М., 1976, 271с.

http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/01.html .

4. «Ракетно – космическая корпорация «Энергия» им. С.П. Королёва. 1946-1996. титульная страница http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/energia46-96/01.html  Здесь используется http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/energia46-96/06.html

5. В.С. Сыромятников, проф., д.т.н., член – корр. РАН «100 рассказов о стыковке», М.: Логос, 2003. — 568 с. раздел 2.17. Миссия

http://fanread.ru/book/download/7993399/

 ,