Дополнение.

Ложь о бодром самочувствии космонавтов «Союза-19» после их приземления.

 

            В главе 12 мы отложили «на потом» опровержение официальных фотографий, снятых якобы сразу после приземления и демонстрирующих бодрое самочувствие космонавтов. Вместе с тем, уклоняться от него нельзя, чтобы не сложилось мнение, что автор избегает рассматривать официальные материалы, которые противоречат его позиции. Напомним вопрос: как выглядели сразу после приземления космонавты «Союза-19»?

Источников информации у нас два:

– одна фотография (илл.1), сделанная для служебного отчёта ЦПК, и опубликованная через 25 лет в 2000-м году [1], когда многие заслоны секретности уже пали;

– три официальные фотографии (илл.2 и илл.8а, б) из официальной книги «Союз и Аполлон» [2]. Эта книга вышла по горячим следам ЭПАСа в 1976 году в главном партийном издательстве - Политиздате. Более официального источника найти трудно. Самочувствие космонавтов «Союза-19» сразу после приземления описаны в статьях [2б, в] этого сборника.

 

Вначале мы рассмотрим официальную фотографию илл.2. Назовём её кратко – «Интервью». Затем будут разобраны две официальные фотографии (илл.8а, б, их краткое название – «Автографы»).

 

«Земля и небо»: служебная фотография и официальная фотография

 

            

Илл.1 (слева). Служебная фотография, сделанная сразу после приземления «Союза-19».   

Оригинальная подпись: «21 июля 1975 г. Приземлились А. Леонов и В. Кубасов. Съемку - отчет ведет И. Давыдов» [1].

Илл.2 (справа). Официальная фотография, сделанная якобы сразу после приземления «Союза-19»;

Оригинальная подпись: «21 июля в 13 часов 51 минуту «Союз-19» совершил мягкую посадку».

[2б] и http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/261.jpg

 

Служебная фотография (илл.1), как отмечено в главе 13, обязательно отражает то, что было на самом деле (иначе фотографа просто уволят). На ней мы видим, что космонавты лежат на носилках в окружении пяти врачей. На заднем плане видна автотехника, прибывшая к месту приземления. И никаких интервью!

Служебная фотография илл.1 полностью СООТВЕТСТВУЕТ тому, что было к тому времени известно о состоянии космонавтов, вернувшихся из многосуточного полёта на космическом корабле [3].

 

 Официальная фотография илл.2 полностью ПРОТИВОРЕЧИТ тому, что было к тому времени известно о состоянии космонавтов, вернувшихся из многосуточного полёта на космическом корабле [3].

Космонавты, якобы только что покинувшие корабль, твёрдо стоят на ногах и дают интервью журналистам. Ни одного человека в окружающей их толпе мы не можем опознать, как врача (по марлевой повязке ли, по халату или другой специфической форме). А ведь космонавты провели 6 суток в невесомости. Причём, для А. Леонова длительная невесомость была, по сути дела в новинку, потому что его прежнее общение с невесомостью было и коротким (1 сутки), и давним –  в 1965 году.

Официальная фотография выдержана в духе всех предшествовавших ЭПАСу сообщений ТАСС. В них самочувствие космонавтов всегда характеризовалось только тремя словами - «нормальное», «хорошее» и «отличное». За целых 14 лет, с 1961-го по 1975-й год (исключая ЭПАС) советские СМИ не опубликовали ни одной фотографии космонавтов сразу после приземления, то есть  информация о самочувствии космонавтов многие годы оставалась засекреченной.

Для примера, на илл.3а показано сообщение ТАСС о приземлении «Союза-7» (1969 год). В нём самочувствие космонавтов сразу после приземления указано, как «хорошее» и «отличное». Между тем  космонавт «Союза-7» В. Горбатко после приземления «сам идти не мог», да и два его товарища выглядели не многим лучше него (илл.3б) [3].

Был ли смысл в такой секретности? По мнению автора, был. Секрет реального самочувствия космонавтов вводил в заблуждение американцев, которые не имели собственного опыта космических пилотируемых полётов. Для НАСА, которое занимались имитацией космических полётов, ничего не оставалось, как ориентироваться на информацию ТАСС. И поэтому долгие годы из американских «космических кораблей» выскакивали исключительно бодрые и улыбчивые «астронавты».

 

Илл.3. а) сообщение ТАСС о приземлении «Союза - 7» (1969 г.) [3];

б) выдержки из воспоминаний космонавтов «Союза - 7», опубликованных через десятилетия после сообщения ТАСС [3].  

 

Но постепенно политика «разрядки» открыла американцам секреты советской космической медицины. В начале 1975 года публикуется советско-американская книга по космической биологии и медицине [2г], так что к 1975 году американцы уже отлично знали, какими действительно возвращались с орбиты космонавты. Но к этому времени НАСА уже провело около 30 инсценировок «полётов в космос», и все они закончились фальшивыми бодрыми возвращениями. Поэтому и из приводнившегося модуля  «Аполлона - ЭПАС» тоже появились бодрые парни (глава 13).

Поскольку официальный ЭПАС провозгласил совместный полёт американских «астронавтов» и советских космонавтов, то это накладывало на советскую сторону вполне конкретное обязательство по части освещения окончания полёта «Союза-19». На то и было подписано соглашение по информационной политике о проекте «Аполлон – Союз» (глава 4).

 

            Ради ЭПАСа советский официоз, в частности, должен был перейти от малоприметной печатной лжи в виде стандартных немногословных сообщений ТАСС к яркой лжи в картинках. Для единого сюжета советско-американской аферы требовалась фотография бодрых А. Леонова и В. Кубасова, якобы только что покинувших свой «Союз-19». И это было сделано (илл.2)!

 

Как можно было показать «бодрое» интервью советских космонавтов, если на самом деле их сразу после возвращения уложили на носилки (илл.1)? Это делается довольно просто в три этапа:

1) 2-3 дня космонавты под контролем врачей проходят курс привыкания к земной силе тяжести и восстановления их работоспособности.

2) Через эти 2-3 дня космонавты уже довольно свободно владеют своим телом и вполне бодры. Тогда устраивается их встреча с корреспондентами. Конечно, уже далеко от места приземления корабля. При этом никому и в голову не придёт, что корреспонденты и все другие участники встречи с космонавтами участвуют в подготовке дезинформации. Космонавты настоящие (и действительно бодрые), корреспонденты настоящие. Фотографии - отличные!

3) Эти фотографии через несколько месяцев включаются в официальную книгу «Союз – Аполлон» и уже совсем другие люди ставят под ними дату «21 июля 1975 года» и пишут слова «после приземления». Вот тогда и рождается фальсификация! Причём работники пера совсем не обязательно должны знать, что все три официальные фотографии сняты несколькими днями позже дня приземления «Союза-19». Не они вели журнал полёта «Союза-19». И даже, если они в своё время активно интересовались ходом полёта ЭПАС, то разве должны они помнить спустя месяцы точную дату приземления «Союза-19»? Какой день им скажут, такой они и напишут. В общем, и секретность соблюдена, и фальсификация получится!

Фотография сцены «Интервью» и её аналоги, снятые с других ракурсов, будут повторяться по тексту восемь (8!) раз. Это необходимо, так как каждый новый ракурс будет приносить нам новую информацию. При этом следует помнить, что, несмотря на некоторые отличия в цвете, в количестве снятых людей, в присутствии или отсутствии на заднем плане вертолётов и т.п., фотографирование происходит в одном и том же месте и практически в одно и то же время. Просто, фотокорреспонденты пробовали разные ракурсы одного и того же сюжета.

 

Цель нашего дальнейшего анализа – показать, что официальные фотографии «бодрых космонавтов» сняты далеко от места посадки корабля, а, значит, и не вскоре после этой посадки.

 

Кроме официальной фотографии «Интервью» илл.2 (она же – илл.4а) в распоряжении автора есть ещё две на первый взгляд неотличимые друг от друга фотографии (илл.4б и илл.4в). Разрешение изображения резко возрастает при переходе «а» - «б» - «в». Именно высокое разрешение последних двух фотографий позволит нам лучше рассмотреть многие интересные детали.

Официальная фотография «Интервью» (илл.4а) имеет наименьший информационный размер (60Кб).

На илл.4б приведена фотография на 273 Кб. Она пока что есть в Интернете. Но на всякий случай автор статьи заархивировал её.

            И, наконец, на илл.4в приведена фотография с самым высоким разрешением и размером (1,4Мб). Её автор - известный советский фотокорреспондент А.С. Моклецов. Именно эта фотография является настоящим первоисточником для фотографий илл.4а и илл.4б. Снимок А.С. Моклецова был доступен в сети до июля 2016 года по адресу http://www.federalspace.ru/media/gallery/big/297/1302696155.jpg , но в настоящее время ни автору, ни его коллегам не удалось разыскать этот снимок на сайте Роскосмоса. Однако автор статьи успел его заархивировать ранее.

  

Илл.4. а) официальная фотография, сделанная (якобы) сразу после приземления «Союза-19»;

Оригинальная подпись: «21 июня в 13 часов 51 минуту по МВ. «Союз-19» совершил мягкую посадку».

[2б] и http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/261.jpg (60Кб)

б) фотография более высокого разрешения (273Кб),

http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/0/1/4/6465410.jpg , скопировано 23.09.2016

в) первоначальный оригинал - фотография самого высокого разрешения (1,4 Мб);

(скопировано – февраль 2013).

 

 Всё внимание -  деталям!

 

Хорошо подготовленную подделку можно опознать только по небольшим, малозаметным деталям. Поэтому – всё внимание к деталям!

 

Деталь №1. Люди в странной форме.

На служебной фотографии илл.1 видны 4 офицеры ВВС  в фуражках, на илл.4 их заменяют статные молодцы с каменными лицами и в беретах с нашитой эмблемой «Союз – «Аполлон» (илл.5). Откуда и зачем появились эти ребята?

 

Илл.5. Увеличенный фрагмент моклецовской фотографии илл.4в.

Вмонтировано увеличенное изображение эмблемы ЭПАС с одного из беретов.

 

 

 

Коллега А. Бурганов прислал автору интересное письмо по этому поводу:

«Кроме эмблемы «ЭПАС», на кокарде есть значок, напоминающий эмблему ВВС, но без пятиконечной звездочки.

Форма одежды - без знаков воинских отличий. Похоже, что для создания съёмки сцены «бодрого» интервью были привлечены люди, переодетые в специально пошитую форму. Всё для того, чтобы пустить пыль в глаза, особенно западному зрителю. Особенно «умиляет» убранная с глаз долой из эмблемы ВВС пятиконечная звезда, видимо, чтобы не раздражать заокеанских партнеров по афере. Как всё это напоминает нынешние переодевания наших спортсменов в форму с заискивающей нейтральной символикой!».

Ветеран Байконура В. Рыков в своем письме отмечает: «Я приехал на космодром за 2 года до ЭПАС, но подготовка к нему началась намного раньше. Подготовку, запуск ракет - носителей, поиск отделившихся ступеней и спасение экипажей осуществляли в/части, входившие в состав РВСН под командованием генерала Толубко. Рядом почти всегда были представители промышленности, осуществлявшие авторский контроль в процессе выполнения наиболее ответственных операций. Согласно легенде, в СССР военные космосом, якобы не занимались. Отсюда и этот забавный маскарад. В этой форме не было никаких знаков принадлежности к военнослужащим. Не исключаю, что и представители промышленности могли тоже быть в такой форме. На время ЭПАС всех военных, кого посчитали «лишними» отправили в отпуска или спрятали подальше от глаз».

 

 

В общем, эти молодцы в беретах не похожи ни на спасателей, ни на врачей. Их одежда и внешний облик указывают на то, что в сюжете «бодрое интервью» показана специально организованная встреча двух космонавтов с журналистами и со статистами, одевшими заранее подготовленную форму без знаков воинского отличия.

 

Деталь №2. Трос (тросы). Трос на официальной фотографии заретушировать!

 

На фотографиях илл.4б и илл.4в в левом углу отчётливо виден трос. А на официальной фотографии илл.4а он исчез.

Автор спросил ветерана Байконура Н.В. Лебедева – участника многих спасательных партий: «Не устанавливаются ли на месте приземления корабля какие-либо временные сооружения – антенны, мачты с растяжками и т.п.?». Ответ был краток: «Нет! В этом нет никакой необходимости!».

 

Илл.6. Приземление корабля «Союз» (снято со спасательного вертолёта). Кругом – степь [5].

 

«Союз-19» сел вполне штатно и в заданном районе. В штатном районе посадки для «Союзов» на десятки километров вокруг нет ни одного искусственного сооружения. «Степь, да степь кругом» – (илл.6).

И если на фотографии Моклецова виден трос, то значит официальная сцена «Интервью» снята далеко от места посадки корабля. Неудивительно, что создатели официальной книги «Союз и Аполлон» заретушировали «предательский» трос (илл.2 - илл.4а). Современные наследники фальсификаторов 70-х в дополнение к этому убрали фотографию А.С. Моклецова из сети или спрятали её так далеко, что поиски пока не привели к успеху.

 

Деталь №3. Куда делись врачи?

 

  Обратите внимание и на то, что на илл.2 (илл.4а) в окружившей космонавтов толпе встречающих не видно врачей. Это совершенно необъяснимо, если кто-то ещё считает, что «бодрое» интервью снято сразу после приземления космического корабля. Приведём в подтверждение несколько цитат из разных источников:

* «Медики извлекали космонавтов из капсулы и укладывали их на носилки» [4];

* «Врач должен быть на месте посадки одним из первых. Только в момент раскрытия парашюта перегрузки достигают таких величин, что вес космонавта увеличивается в 5 раз. Далеко не каждый космонавт может вынести такое» [5];

* «Эвакуация космонавтов на месте посадки осуществляется под руководством начальника медицинской бригады, который определяет тактику и способ эвакуации» [7].

 

            Врачи прибывают к приземлившемуся кораблю ещё до того момента, как спасатели откроют крышку люка капсулы (илл.7). Пока ещё не открыт люк корабля, врач, заглянув в иллюминатор, первым делом определяет общее состояние космонавтов. От этого осмотра зависит его решение о порядке эвакуации.

 Когда люк уже открыт, именно врачи руководят эвакуацией космонавтов из корабля, а затем сопровождают их вплоть до вертолёта или полевого госпиталя. И потом, уже на пути в стационарный госпиталь около каждого космонавта неотлучно дежурит врач.

Итак, с момента эвакуации из корабля, которым руководят именно медики, и вплоть до его доставки в стационарный госпиталь при каждом из космонавтов неотлучно находится медик (врач) из спасательной партии. Эта практика сохраняется уже много десятилетий подряд (илл.7).

            Видите ли Вы хоть одного врача рядом с космонавтами на илл.4? Автор не видит. А если так, то официальная сцена «Интервью» снята не на месте посадки корабля.

 

Илл.7. Врачи – всегда рядом!

а) корабль ещё не открыт, а медики в белых халатах уже рядом; б) первая проверка здоровья;

в) космонавтов несут в полевой госпиталь.

http://s14.stc.all.kpcdn.net/share/i/4/897958/ 

http://www.gctc.ru/media/foto/big/1515/2848037467.jpg 

http://umm4.com/photo/russkii-souz-prizemlenie-iz-kosmosa-03.jpg

 

             

Деталь №4. От приземления корабля до бодрого интервью проходит всего 9 минут! Фантастика!

 

Официально действия космонавтов сразу после приземления «Союза-19» описаны в статьях [2б, в]. В статье [2б] Л.И. Дульнев пишет:

«13 часов 50 минут 51 секунда. Спускаемый аппарат «Союза» на Земле. Вертолет сел рядом буквально через минуту. Быстро открылся люк спускаемого аппарата. Первым вышел Валерий Кубасов, потом Алексей Леонов. Кто-то подал им мел. На закопченном боку «Союза» появились размашистое «Спасибо!» и подписи: Леонов, Кубасов. (илл.8а, б)

 

Илл.8. Автографы. Ещё две официальные фотографии:

А.Леонов и В. Кубасов расписываются «на закопчённом боку» корабля якобы сразу после выхода из него [2в];

http://cdn12.img22.ria.ru/images/108489/31/1084893193.jpg и https://img.gazeta.ru/files3/165/7639165/upload-TASS_8083-pic4_zoom-1000x1000-97324.jpg

 

– Мы с Валерием очень рады, что ответственный космический эксперимент и совместная работа с экипажем корабля «Аполлон» прошли успешно. Это была нелегкая, но очень благодарная работа, – сказал, счастливо улыбаясь, командир «Союза-19». Подоспели врачи. Первое медицинское обследование космонавтов. Состояние здоровья в норме» [2б].

 

В сети есть отечественный телефильм «Космос. Возвращение домой» [5], в котором поминутно, а, где нужно, то и посекундно, показан весь процесс штатного возвращения и эвакуации космонавтов «Союза».

 

Илл.9. Заставка фильма «Возвращение домой».

 

            Поблизости от только что приземлившегося «Союза» сел вертолёт, и с него бегом стартовала первая группа спасателей. Через 40 секунд – она у корабля, причём главврач – в числе первых. Он через иллюминатор оценивает состояние приземлившихся космонавтов.

            В штатной ситуации право открыть люк имеют только спасатели из РКК «Энергии» (В 1975 году - ЦКБЭМ) - разработчика корабля. После открытия люка немедленно начинается извлечение (эвакуация) космонавтов.

По таймеру фильма корабль приземлился в момент 21:11 (минуты:секунды) (илл.5). А через 6 минут по тому же таймеру из корабля уже извлекли второго космонавта. При монтаже фильма, сохраняют и потом показывают самые зрелищные отрезки съёмки. Поэтому не менее половины кадров вырезают (если не больше). Так что по самым благоприятным оценкам с момента приземления корабля до момента извлечения второго космонавта прошло не менее 12 минут.

 

Вернёмся от документального фильма [5] к официозу книги «Союз и Аполлон». Не только по Дульневу, но и по другим источникам «Союз-19» приземлился в 13 ч 51 мин по московскому времени (с округлёнием в 9 секунд). Сколько времени оставалось у героев космоса до торжественного интервью? Это легко узнать, взглянув на наручные часы обоих космонавтов во время этого интервью (илл.10). Уже в 14 часов интервью будет в разгаре. До интервью осталось 9 минут, а ещё люк не открыт и, вообще предстоит сделать массу дел!

 

 

Илл.10. Часы показывают 14 ч. Увеличенный фрагмент илл.4в.

 

«Вертолет сел рядом буквально через минуту», то есть примерно в 13 ч 52 мин. Будем считать, что работники РКК «Энергии» всего за две минуты выпрыгнули из вертолёта, добежали до корабля, и, не дожидаясь разрешения отсутствующих врачей (согласно Л.И. Дульневу они ещё не подоспели!), открыли люк. Это уже 13 ч 54 мин.

Космонавты покидают корабль. Допустим - за одну минуту. Меньше вряд ли получится, потому что и люк тесный, и корабль тесный, и скафандр стесняет движения. Тогда получается, что А.Леонов и В.Кубасов вышли из корабля в 13 ч 55 мин, то есть, через 4 минуты после приземления. Это уже трёхкратный рекорд, потому что по документальному фильму [5] от посадки корабля до выхода второго космонавта проходит около 12 минут.

 

За 5 минут, оставшиеся до 14 часов, согласно Дульневу, якобы происходит много важных событий:

Первое - корреспонденты во всеоружии окружают космонавтов и при этом выбирают такую позицию, чтобы ни одна единица спасательной техники не попала в кадр. Зачем они это делают, непонятно. Первое, что приходит на ум, это то, что спасательной техники в обозримой видимости просто нет;

Второе - всяких там спасателей (а их была – целая толпа, см. илл.8) корреспонденты отгоняют прочь и подальше. Во всяком случае, их нигде не видно. Отведём на оба этих пункта всего 1 минуту (надо спешить успеть до 14 часов). Итого на часах 13 ч 56 мин.

Третье – корреспонденты и космонавты быстро перемещаются то по одну, то по другую сторону корабля. Первые фотографируют, вторые ставят свои исторические автографы. По минуте – на каждый маневр. Итого на часах 13 ч 58 мин.

Четвёртое – И корреспонденты, и космонавты вновь меняют свою диспозицию так, чтобы корабль совершенно исчез из виду. Чем он им помешал? – непонятно! На фоне корабля интервью выглядело бы красивее. Ещё минутку накинем на эти быстрые и слаженные маневры. Итого на часах 13 ч 59 мин.

И вот, наконец, 14 часов. А. Леонов успевает сделать довольно пространное торжественное заявление и интервью на камеру изобразить. Фу! Успели!

Фантастика? – спросите Вы. Да, фантастика! Но мы только составили примерную официальную хронологию событий, описанных товарищем Дульневым! А ведь это еще не всё!

  Не забудем, что, хотя со времени посадки «Союза-19» прошло уже 9 минут, тем не менее, согласно Л.И. Дульневу, откровенно недисциплинированные врачи всё ещё не «подоспели». То есть не подоспели те, кто должен быть первым у ещё не открытого корабля! «Первое медицинское обследование космонавтов» по Дульневу ещё впереди.

 

Уже и автографы на кораблях написаны, и торжественное заявление командира прозвучало, и только тут врачи «подоспели»?! По Дульневу получается, что советские врачи полностью проигнорировали свою обязанность раньше всех встретить космонавтов и руководить их эвакуацией?

Неужели найдутся доверчивые люди, которые этому поверят? Репортаж Л.И. Дульнева [2б] явно рассчитан на полностью несведущих людей. Людей, которые «за руку не поймают!».

 

Деталь №5. «Метёлочка». Сцена «Интервью» снималась на вертолётной площадке местного аэродрома

 

Как оказалось, в сети осталось достаточно фотоснимков сцены «Интервью» (илл.11а, б, в, г), позволяющих установить, что с большой долей вероятности сцена «бодрого интервью» снималась на аэродроме.

 

 

Илл.11. Разные моменты хода съёмки сцены «Интервью».

а) Перед началом интервью; 

http://soyuz-apollo.gmik.ru/images/21-1.jpg     Скопировано 25.10.2016

б) Интервью началось;

http://cdnimg.rg.ru/i/gallery/611b9dca/8_03a2bc48.jpg Скопировано 25.10.2016

в) Оптимальный момент интервью по композиции и наполненности кадра. Эта фотография после ретуширования троса принята, как официальный вариант. Исходным оригиналом для неё послужила фотография А.С. Моклецова илл.4в;

г) Фотокорреспонденты сняли сцену «Интервью» дальним планом. 

 

 

На илл.11а показан момент, когда интервью должно вот-вот начаться. Кроме одного корреспондента и двух космонавтов, Народу вокруг маловато! На месте посадки корабля ждать публики не пришлось бы. Вокруг стеной стояли бы спасатели всех профессий, включая офицеров и неотлучных врачей. Позади от ожидающих виден вертолёт. Чуть дальше справа из-за головы видны лопасти ещё одного вертолёта. (Это уже похоже на вертолётную площадку!).

Согласно Л.И. Дульневу, интервью состоялось прямо у корабля, а согласно фотографии илл.11а оно началось у вертолётов. А космического корабля на ВСЕХ кадрах интервью нет! Неужели корреспонденты предпочли вертолёты кораблю в качестве фона? Или они забыли, что космонавты вернулись с орбиты не на вертолёте, а в космическом корабле? Тем не менее, бодрое интервью началось именно у вертолёта и продолжилось там же. Чтобы убедиться в этом, следите на следующих фотографиях за тросами, протянутыми по воздуху. На илл.11а видны два натянутых троса. Они явно тянутся от какой-то довольно высокой мачты, которая для нас скрыта за левой границей кадра.

На илл.11б интервью уже началось. В левом верхнем углу тянутся знакомые нам два троса. Они напоминают, что место съёмки практически не изменилось! Самым краешком в кадр вошла деталь от мачты в виде «метёлочки». На неё указывает стрелка. Эта «метёлочка» ещё скажет своё слово!

На илл.11в – кульминационный момент съёмки. Народу подошло достаточно. Камер и микрофонов хватает. Сцена получилась живая. Трос виден уже один – видимо точка съёмки сместилась. После ретуширования (попросту, замазывания) троса эта фотография принята, как официальный вариант (илл.2) и включена в книгу «Союз – Аполлон» [6, 7], как якобы снятая сразу после выхода космонавтов из корабля.

На илл.11г снят дальний план сцены «Интервью». Знакомый трос никуда не делся, и даже виден на большем протяжении. Это означает, что съёмка сцены интервью по-прежнему ведётся неподалёку от стоянки двух вертолётов, только чуть подальше. Интересна фигура офицера в фуражке, что стоит слева и немного особняком. Стоит –  «руки в боки», на космонавтов не смотрит. Дескать, я встречу прессы с космонавтами организовал, статистов в беретах привёл. А на космонавтов я уже насмотрелся.

Этот снимок тоже менял свои адреса. В наши дни автор нашёл его на сайте Роскосмоса в статье [6]. На случай, если и этот снимок исчезнет из сети, автор заархивировал его.

 

Теперь вернёмся к «метёлочке» - той, что выглянула на нас из-за левой кромки фото илл.11б. Кинооператоры «пропустили» её в кадр, видимо не придав ей значения. Она их и подвела. Потому что мачты с растяжками и с характерной «метёлочкой» применяются на полевых аэродромах при установке ветровых конусов (илл.12).

 

Илл.12. Мачта с ветровым конусом («колбасой»), растяжками и с диско-конусной УКВ радиоантенной («метёлочкой»).

http://aeroclub56.ru/wp-content/uploads/2015/02/flights_ploshadka133.jpg

 

Ветровой конус или в просторечии – «аэродромная колбаса» помогает лётчику видеть направление ветра в районе аэродрома и оценивать его силу. Наверное, многие читатели видели эту «колбасу». Легкие мачты с ветровыми конусами укрепляют тросовыми растяжками. Одну из таких растяжек, попавшую в моклецовский снимок илл.4в, фальсификаторы заретушировали на официальном фото (илл.2, оно же – илл.4а).

 

Автор изначально не знал назначения «метёлочек». На помощь ему пришёл читатель Сергей Борщов:

            «На фото ветрового конуса не метелка, а диско - конусная антенна УКВ авиационной радиосвязи. Таких много и сейчас в любом аэропорту, а раньше они были очень распространены. Такое фото вообще могли сделать на любой третьесортной взлетной площадке ДОСААФ».

            Уточним, что у организаторов интервью не было необходимости бродить по аэродромам ДОСААФ. На Байконуре имеется всего один аэродром, но поле его огромно. Через центральную часть поля проходит полноценная взлётно-посадочная полоса для самолётов. Но всё остальное пространство вокруг – это степь. По периферии этого поля  расположены площадки для вертолётов. Лучшего места для организации встречи космонавтов с корреспондентами и людьми в беретах искать не надо.

На месте же посадки космического корабля ветровой конус НИКОГДА не применяется. Это, по словам Н.В. Лебедева, метеоролога – наблюдателя многих спасательных партий, очень приблизительный и очень близкодействующий прибор. Его использование может привести к тому, что спасательная партия будет ждать корабль не там, где он приземлится. Он разъяснил, что дальняя ветровая обстановка в районе ожидания изучается оперативно, до больших высот и на многие километры от вероятной точки приземления. Для этого запускаются один шар-зонд и пять шаров-пилотов.

А вот на аэродромах ветровой конус используется повсеместно. И то, что за спиной корреспондента в красном пиджаке, скорее всего, стоит мачта с ветровым конусом, указывает на то, что вся сцена «Интервью» снята на аэродроме. Естественно, что аэродромную «колбасу» нам не показали, так как это сразу бы вскрыло истинное место съёмки фальшивой сцены на тему «Интервью космонавтов возле корабля в день его приземления». Вот только метёлочку зря в кадр илл.11б допустили.

 

Подведём общий итог нашего анализа.

 

По всем признакам перед нами постановочная съёмка, сделанная для рекламы ЭПАСа. Организована она далеко от места посадки и через несколько дней после неё. К этому времени космонавты, после выхода из корабля уложенные на носилки,  уже вполне восстановили свои силы. Они вновь надели свои скафандры, к ним присоединились корреспонденты с фотоаппаратами. А где-то неподалёку лежал доставленный на «сцену» «корабль с закопчёнными боками».

Автор данной статьи не против использования постановочных кадров при освещении больших событий. Собственно, у корреспондентов и не было никакой возможности взять интервью у космонавтов иначе, как через несколько дней после приземления. Потому что космонавтам надо было пройти реабилитацию от состояния «на носилках» до более-менее удовлетворительной физической формы. Поэтому, какие могут быть возражения против постановочных сцен типа «Интервью» и «Автографы»? Если только…

Если только постановочные кадры не используются для искажения правды. А сокрытие правды состоит в том, что постановочным сценам была приписана дата 21 июля 1975 года. Совсем маленький штрих! Но, ведь известно, что полуправда – это самая эффективная форма дезинформации. И одним росчерком пера постановочные кадры превратились из информации в дезинформацию. Когда космонавтов показывают бодро стоящими или пишущими автографы на корабле и указывают то время, когда они на самом деле лежали на носилках.

           

            Постановочная сцена «Интервью» снималась не сразу после приземления корабля, а на вертолётной площадке местного аэродрома. Скорее всего, это был аэродром Байконура. Разумеется, все изученные фотографии (илл.2, 4, 8. 11) кроме служебной фотографии илл.1, снимались не 21 июля 1975 года, а через два-три дня, когда космонавты прошли период первичной реадаптации к условиям земной силы тяжести.

            Так что служебная фотография илл.1 является для нас единственным достоверным источником информации о том, как чувствовали себя А. Леонов и В. Кубасов сразу после приземления. На носилках они себя «чувствовали»!

 

Ссылки:

Интернет – ссылки проверены 27.01.2018.

1.  Давыдов И.В.  «Триумф и трагедия советской космонавтики. Глазами испытателя»   http://epizodsspace.narod.ru/bibl/davydov/text/

       Фотографию см. в разделе ««Коррида» в кабинете генерала Берегового», http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/davydov/text/13.htm    

       Об авторе см. в разделе «Проверено на себе», http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/davydov/text/35.htm

2.

а) «Союз и Аполлон». Сборник статей под редакцией технического руководителя проекта «ЭПАС» с советской стороны Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий, члена-корреспондента АН СССР К. Д. Бушуева, ИПЛ, М., 1976, 271с. Опубликована в интернете в 5 частях. http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/01.html

б) Там же. Л.И. Дульнев, инженер. « В космосе «Союз» и «Аполлон»», раздел «День седьмой» http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/05.html

в) Там же. А.А. Леонов, В.Н. Кубасов. «Спасибо». http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/05.html

г) А. А. Нестеренко, канд. техн. наук, Б. П. Артемов, инженер. «ЧЕЛОВЕК В КОСМИЧЕСКОМ ПОЛЕТЕ». Раздел «КОСМОС ОТКРЫТ ДЛЯ ВСЕХ»

http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/soyuz-i-apollon/01.html

3. Попов А.И. «Бодряки с «орбиты». http://www.manonmoon.ru/articles/st80.htm

4. Н.В.Лебедев. Из воспоминаний ракетчика. http://www.manonmoon.ru/articles/st50.htm

5.. ТВ «Россия-1». Фильм «Космос. Возвращение домой». http://russia.tv/brand/show/brand_id/10179

6. Роскосмос. Новости. «Союз - Аполлон» - символ сотрудничества в космосе отмечает свой юбилей.14.07.2010.  http://www.roscosmos.ru/11244/ на 22.9.2016 ссылка работает с прямым открыванием статьи.

7. Здоровье космонавтов. Медицинское обеспечение после посадки. 14 сентября 2014, http://stark-revolution.diary.ru/p199875246.htm?oam

*****

Благодарности

Автор благодарит А. Булатова, А. Бурганова, Д. Бенюха, Д. Кропотова, А. Фальковского и других своих многочисленных коллег за неоценимую помощь в работе.